Суббота, 22.09.2018, 14:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Номера
Политика
Экономика
Новости
Разное

Наш опрос
Интересно ли вам читать нашу газету?
Всего ответов: 377

Начало » Статьи » №20 (643) 16-22.05.2008 » Политика

Ликбез для лидера владимирских «единороссов»

Как уже сообщалось, выступая на первомайском митинге, секретарь политсовета владимирского регионального отделения партии «Единая Россия» В.Н.Киселев, комментируя речь члена Совета Федерации Е.П.Ильюшкина, сказал следующее: «Я не знаю, кто такой Гринберг, не знаю, в какой стране он живет. Мы с вами живем в России».

Специально для него и его сторонников редакция газеты «За правое дело» в прошлом номере пояснила: Руслан Семенович Гринберг - член-корреспондент Российской Академии наук, директор Института экономики РАН. Добавлю: еще и личный советник по экономическим вопросам президента страны (был, во всяком случае, до сих пор). Живет в России.
 
Киселев публично не постеснялся показать свою некомпетентность, незнание экономических проблем страны. Он не читает статьи в газетах и журналах по вопросам экономики и об этом открыто говорит владимирцам. Он предстает перед нами как слабый политик местного масштаба, да еще и с националистическим душком.

Данные, которыми оперировал Е.П.Ильюшкин, взяты из статей Р.С.Гринберга, опубликованных в журнале «Вопросы экономики» (№ 3 за 2008 год), «Новой газете» (06.03.08), «Новых известиях» (24.04.08).

Специально для В.Н.Киселева редакция нашей газеты приняла решение опубликовать некоторые выводы из статьи Р.С.Гринберга «Российская структурная политика: между неизбежностью и неизвестностью» («Вопросы экономики», № 3 за 2008 год).
  
Директор института экономики об экономике
 
«...Восемь лет подряд в стране фиксируется профицит федерального бюджета, который в отдельные годы приближался к 10% ВВП. Снижение общей величины государственного долга, к сожалению, замещается ростом долгов, прежде всего внешних, крупных корпораций и банков, в том числе с государственным участием. Так, объем внешней задолженности банков увеличился с 10,9 млрд. долл. на 1 января 1999 г. до 147,7 млрд. долл. на конец III квартала 2007 г., а прочих секторов – соответственно с 19,6 млрд. до 230,4 млрд. долл.

...Есть, однако, и другая сторона. Основные ее характеристики: сильная зависимость экономики от энергосырьевых отраслей; примитивизация промышленности; отсутствие реального прогресса в становлении инновационных секторов; острые проблемы в развитии социальной сферы. Отметим и скачок инфляции в конце прошлого года. Иначе говоря, достигнутая стабильность зиждется на шаткой основе. Ее может нарушить любой сильный негативный шок, как в мировой, так и во внутренней экономике.

В последние три года индекс промышленного производства стабильно отстает от динамики ВВП (соответственно 104-106 против 106-108%). Несмотря на, казалось бы, позитивную динамику инвестиций в основной капитал (рост на 21% в 2007 г.), их объемов явно недостаточно для модернизации экономики. Критического уровня достиг износ основных фондов в промышленности (в середине 2000-х годов он превышал 47%). В области массовой продукции обрабатывающей промышленности Россия теряет не только зарубежные рынки, но и национальный.

...К середине нынешнего десятилетия более половины производственного оборудования промышленности работало свыше 20 лет, и средний его возраст продолжает увеличиваться (с 18,7 года в 2000 г. до 21,2 года – в 2004 г.).

Как следствие, в стране ухудшаются перспективы перехода к инновационному типу развития: инновации внутри страны не востребованы; исчезают отрасли, способные трансформировать их в продукцию конечного потребления. Наконец, неизбежно возникновение технологической несовместимости российской экономики с индустриально развитыми странами. Сегодня Россия вплотную приблизилась к опасной черте – утрате собственной технологической базы машиностроения и промышленности, выпускающей товары народного потребления. По имеющимся расчетам, в перспективе наша страна будет вынуждена приобретать за рубежом до 60% технологий.

...Самая яркая его черта – кризис машиностроительного комплекса, в результате которого оказывается под угрозой существование его общей технологической базы. Снижение технологического уровня российской экономики – одно из следствий продолжающегося недофинансирования главного источника инновационного роста – науки. Хотя доля средств, выделяемых на науку, выросла по сравнению с пиком кризиса (1998 г.) более чем вдвое (с 0,38 до 0,8% ВВП), но она все еще меньше, чем даже в начале 1990-х годов (0,94 – 0,91% ВВП). Модернизация страны в решающей степени зависит от структурной перестройки ее экономики. Без радикального обновления сферы материального производства нельзя вернуть Россию в «клуб» развитых стран. При этом модернизация экономики, диверсификация ее реального сектора не могут быть осуществлены спонтанно, на основе исключительно механизмов рыночного саморегулирования. Ставка на эти механизмы в 1990-е годы оказалась ошибочной. Она не только не привела Россию в «постиндустриальную цивилизацию» и не просто заблокировала решение задач позднеиндустриальной модернизации, но и предопределила стремительную деиндустриализацию одной из ведущих промышленных держав XX века.
  
Варианты развития
  
В сложившихся обстоятельствах у страны еще есть выбор между двумя вариантами дальнейшего развития.

Первый - это продолжение тренда качественного застоя («рост без развития») с перспективой дальнейшей потери национальной конкурентоспособности.

Второй – государство принимает на себя функции субъекта целенаправленной и динамичной структурной модернизации и пытается, используя определенную систему мер, преодолеть эти системные недостатки и сформировать необходимые экономические и институциональные условия для перевода экономики в новое качественное состояние. Проверенный способ обновления материальной базы экономики – структурная политика, суть которой сводится к установлению государством приоритетных направлений экономического развития и применению адекватных средств их реализации. Страны, которым удалось совершить экономический прорыв и превратиться из развивающихся в экономически развитые, осуществили это исключительно при помощи успешной промышленной политики (Япония, Южная Корея, Китай, Малайзия, Тайвань).

Для современной России актуальны обе причины. С одной стороны, крупные хозяйствующие субъекты сырьевой специализации (нефтегазовый комплекс) и первичной переработки сырья (металлургия, химия) не имеют достаточной экономической мотивации... С другой стороны, в машиностроении и вообще в наукоемком производстве (за некоторыми исключениями) не сформировались мощные хозяйствующие структуры, способные конкурировать с соответствующими зарубежными гигантами на глобальном уровне. И надежд на их стихийное формирование практически нет.

Российское руководство, судя по всему, начинает осознавать угрозы происходящей примитивизации и технологической деградации экономики, как для конкурентоспособности страны, так и для ее безопасности. Отрадно, что появились национальные проекты и приняты долгосрочные стратегии восстановления и развития ряда сегментов отечественного научно-технического сектора на среднесрочную перспективу. Но есть опасность, что они не будут подкреплены эффективными механизмами реализации. Главное – нет признаков действительного изменения общего вектора экономической политики, по-прежнему нацеленной исключительно на финансовую стабильность.

Говоря о промышленной политике на конкретно-оперативном уровне, необходимо определиться не только с ее содержанием, но и с критериями отбора приоритетов.

Во-первых, вряд ли существует совершенный и не зависящий от субъективных устремлений механизм определения приоритетов структурной перестройки экономики.

Во-вторых, к числу приоритетов структурной и промышленной политики следует относить: нефтегазовый, лесной и рыбопромышленный комплексы, производственно-экспортный потенциал которых, однако, сам подлежит модернизации; атомная отрасль; производство вооружений; энергетическое машиностроение – традиционное в советский период средоточие «двойных» – гражданских и военных – высоких технологий; судостроение; транспортное машиностроение; ряд «нанотехнологических» направлений, в том числе в биологии и генной инженерии.

В-третьих, Россия имеет шанс выстоять в глобальной конкуренции, лишь одновременно развивая два укрупненных, «интегральных» приоритетных направления, связанных с «новой», или «инновационной» экономикой, с одной стороны, и «старой», сырьевой экономикой – с другой.

Пропорции между ними должны целенаправленно регулироваться, исходя из долгосрочных национальных интересов.

В-четвертых, ряд приоритетов современной промышленной политики должен носить не отраслевой, а межотраслевой характер, в «связи с чем должны быть выделены направления техники, технологии и НИОКР, объединяющие более или менее однородные классы технических средств и технологий того или иного поколения...»
  
Осторожнее на поворотах, господа политики!
  
Дальше цитировать текст статьи нет смысла. Ясно, что социально-экономическая политика последних лет нуждается в серьезной корректировке.

Полагаем, А.Зорину корреспонденту газеты «Молва», опубликовавшему репортаж о митинге на Соборной площади, следовало бы быть более осторожным, прежде чем ставить под сомнение выступление сенатора. Цитируем: «... критика политики Путина и «Единой России», основанная на странных, непонятно откуда взявшихся цифрах».

Вышеприведенный материал убедительно свидетельствует о правоте сказанного на митинге Е.П.Ильюшкиным и ставит в неловкое положение как отдельных политиков, так и некоторых журналистов.

Н.НАНОВ.

Категория: Политика | Добавил: admin (15.05.2008)
Просмотров: 154 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск публикаций

Друзья сайта

Статистика

Copyright "За правое дело" © 2007Хостинг от uCoz