Воскресенье, 23.09.2018, 02:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Номера
Политика
Разное

Наш опрос
Интересно ли вам читать нашу газету?
Всего ответов: 377

Начало » Статьи » №14 (690) 17.04-23.04.2009 » Разное

Война за правду …о войне

Чудо чудное, диво дивное… В феврале с.г. VIP-чиновники государства и руководители партии «Единая Россия» начали войну… за правду о войне Великой Отечественной. Знатные «воеводы» возглавили поход: Сергей Шойгу, министр МЧС и сопредседатель Высшего совета партии «Единая Россия», и Юрий Чайка, генеральный прокурор РФ.

Их главный удар нацелен на неких злодеев, не признающих победу советского народа в Великой Отечественной войне, но свободно разгуливающих по нашей земле. Для борьбы с ними, мол, нужен специальный закон, карающий за отрицание победы. Если Госдума примет его, этих нелюдей можно будет судить по уголовной статье. И тогда, сказал Шойгу, «президенты некоторых стран... не смогли бы безнаказанно приезжать в нашу страну. А мэры некоторых городов, прежде чем сносить памятники, несколько раз подумают об этом».

«Отрицание роли советского народа в победе в Великой Отечественной войне – это, как минимум, нарушение нравственности и морали», – прибавил главный прокурор. И уточнил, что «при определенных условиях» может быть введена и уголовная ответственность за отрицание роли СССР в победе над фашизмом». Прозвучало и веское слово президента. По свидетельству РИА Новости, 21 февраля он заявил, что Россия будет отстаивать правду о решающем вкладе Советского Союза в победу во Второй мировой войне. Очень обнадеживающе.

Действительно, история войны пребывает ныне в таком состоянии, что ею впору заниматься и министру по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, и генеральной прокуратуре.

Невообразимой высоты горы стыдной лжи и нелепой глупости обрушились на народ. Настоящая катастрофа. На годы и годы работы и спасателям МЧС, и «важнякам» ген-прокуратуры, и всем фурсенкам, ответственным за книги и кино. А если в основу закона положить слова президента Медведева, сказавшего, что долг россиян – «беречь, защищать память о Великой Отечественной войне, противостоять любым попыткам ее искажения, отстаивать правду о решающем вкладе нашей страны в разгром фашизма и победоносное окончание Второй мировой войны», – чудо бы и случилось. «Закон о защите исторической правды»! Куда ж лучше. О большем и не мечтается.

Много благих дел таким законом можно сделать. Например, будь он уже в кодексе, то обязал бы власть высказать государственное «неудовольствие» и применить санкции к тем, кто решил, как в марте сего года парламент Литвы, числить первым главой литовского государства Йонаса Жемайтиса-Витаутаса. Тут поясню. Сей Жемайтис, повоевав на стороне фашистов, с 1944 года руководил борьбой «лесных братьев» против Советской власти. С 1949 года возглавил «Движение борьбы за свободу Литвы». В 1953-м был пойман, год спустя по советскому закону расстрелян. Если Шойгу подразумевает наказывать тех, кто устроил этот гнусный фарс, кто кровавый призрак почитает как президента своего государства, закон нельзя не поддержать. Хотя наказать за плевок в лицо нашей стране и без того средств достаточно. Была бы охота, каковой не видно, а без нее и закон бумажкой останется.

Принять закон правящей ныне партии очень просто. К 65-летию Победы вполне можно управиться. Прецеденты подобных законов в мире есть. Десять «цивилизованных» стран уголовно преследуют всех отрицающих, например, факт Холокоста. Даже за попытку понять, откуда взялась круглая цифра – 6 миллионов погибших евреев, ряд ученых-историков осужден на многолетние сроки. Менее «цивилизованные», как Украина, тоже тщатся иметь подобное – хоть бы о «голодоморе». Помогает ли это отстоять историческую правду? Вряд ли. Не работает закон ни там, где право «цивилизованное», ни там, где «басманное».

Но с чего бы это вдруг нашим элитам перемкнуло мозги на правдоискательство? Выскажу предположение, что виноват кризис. Когда денег в казне было много, то их мечты были злобные, но оптимистичные. О том, как всех «замочим в сортире» или купим. Когда «купилка» кончилась, а улицы заполняются грозно гудящим народом, тогда вспомнили о патриотизме. Помогал он выстоять раньше, не поможет ли и теперь? Бросились искать по закромам, но облом вышел – нет в наличии. Исчез вместе с казной. По уму нужно начинать не с закона «о почтении к Победе», а с исследования причин его, почтения, исчезновения. Да, видно, кризис и головы опустошает.

Как-то так в мире устроилось, что даже малые дела народов, великих становятся большими, а великие подвиги народов, свое прошлое считающих ущербным, остаются малыми. Потому, к примеру, бои за неведомый островок Иводзима, в тесноте которого бились по паре дивизий американских и японских войск, считаются в США одной из крупнейших побед второй мировой. А грандиозная Ржевско-Вяземская операция на территории, равной иному европейскому государству, с миллионными группировками войск с обеих сторон, и обеспечившая победу под Сталинградом, названа на российском телевидении «неизвестной», да еще и проигранной битвой Г.Жукова. Так с чего начинать писать закон, обязывающий с почтением относиться к Победе? Великий баснописец советовал: «Чем с зарубежной придурью судиться, не лучше ль на себя, министр, оборотиться»? Цитата неточная, но, чай, простит Иван Андреевич Крылов сей парафраз.

Удивительная это штука – стыд бесстыжих. С одной стороны, гадок, с другой – правдивее иной правды.

Они могут, как В.Сурков, один из главных идеологов режима, заявить в докладе перед слушателями центра партучебы «Единой России» «…что у нас в ХХ веке родилось довольно странное тоталитарное государство, (в чем) мы не были одиноки, что в той же Европе существовала нацистская Германия, фашистская Италия, франкистская Испания… Мы в этом смысле не уникальны и мы не должны считать себя какими-то изгоями, у которых не получается то, что получается у других». И чувствовать при этом не позор, а некую гордость: мол, мы не хуже других. Или сказать, как небезызвестный на Владимирщине А.К. Исаев: «Гитлер …пришел с очень неплохой (!!! – В.Ц.) программой для русских крестьян и пришел после беспрецедентных сталинских насилий над сельскими тружениками, но встретил мощнейшее в истории партизанское движение», видя в том не выбор народа, а его бестолковость.

Они могут, как Путин в день 60-летия Победы, заявить, что «никогда мир не знал такого массового героизма, такого размаха партизанской войны, такого энтузиазма и напряжения сил тружеников тыла, давших армии все необходимое. Наш народ не только защитил Родину, но и освободил 11 государств Европы». И не спросить себя о причинах подвига. Они могут добавить мемориал Победы в Москве на Поклонной горе колоннадой из 15 стел, посвященных десяти фронтам, трем флотам, партизанам и труженикам тыла. Но им не стыдно за то, что есть в мемориале Победы православный храм, есть мечеть, есть синагога, есть главный монумент, где снизу притулился Георгий Победоносец, а вверху реет греческая богиня Ника, но нет в мемориале памятника Коммунисту, будто был он в войне случайным и дальним зрителем.

Не оспорю ничье право на клочок этой святой земли. Пусть и еще храмов добавится. Столь велика была та война, что не укрылся от нее никто. Смущает одно. Не знаю, как в иных религиях числится гордыня. В христианстве, слышал, среди смертных грехов. Будь я истинно верующим, подождал бы со своим храмом до появления памятника Коммунисту. Ибо без него любой храм – неправда и гордыня. Редко я верю церковным иерархам. Но с одним вполне согласен. «Мы захотели взять то, что нам не принадлежит, – сказал протоиерей В. Петров. – Да, оно оказалось брошенным, растоптанным, ничейным. Но это не наше, братья и сестры. Я говорю о Великой Победе. В Великой войне победило атеистическое, коммунистическое государство СССР». («Дуэль», № 23, июнь 2007 г.)

Сказать правду о войне означает, как минимум, адекватно передать ее цели и смыслы. Война СССР с гитлеровской Германией не была обычной войной государств и армий. Это было, прежде всего, столкновение непримиримых идеологий: коммунистической и фашистской. Они были главным оружием войны, что вызвало ее небывалую бескомпромиссность.

Борьба идеологий началась задолго до начала боевых действий. Цели советской страны были сформулированы в 20-е годы. Послушаем Сталина. «Победа социализма в одной стране не есть самодовлеющая задача. Революция победившей страны должна рассматривать себя не как самодовлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата во всех странах... Она есть ...начало и предпосылка мировой революции», – сказано им в декабре 1924 г. (Сталин И.В., соч., т.6, с.396). 3 июля 1941 г. сказаны почти те же слова: целью отечественной войны «является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы... В этой освободительной войне мы не будем одинокими. Наша война за свободу сольется с борьбой за их независимость, за демократические свободы». Результатом верности коммунистической идее стала не только Победа, но и мировая система социализма, охватившая треть планеты.

Гитлер был приведен к власти именно потому, что в нем увидели наилучшего идеологического борца с марксизмом. Выступая перед генералитетом 3 февраля 1933 г., он сказал о целях: «Полное искоренение марксизма. ...Тех, кто не желает изменить свой образ мыслей, надо согнуть. ...Ликвидация демократии как раковой опухоли». По отношению к своему народу: «...государство должно позаботиться о том, чтобы военнообязанные не были отравлены пацифизмом, марксизмом, большевизмом или не стали жертвами этого яда по окончании службы...» И лишь потом названа задача «захвата нового жизненного пространства на Востоке и его безжалостной германизации». Ни тот, ни другой никаких иных целей никогда не озвучивали.

Нет и не будет государства, которое не создаст специальный аппарат для объединения народа и армии на их достижение. Любовь к родине чувство не врожденное, а социальное; ее нужно воспитывать. Во всякой войне часть народа оказывается либо индифферентной по отношению к ее целям, либо им враждебной. Так было и в 1941-м. Не весь советский народ и не все русские люди, как один человек, поднялись на борьбу с агрессорами. Задача агитационно-пропагандистского аппарата привлечь на сторону целей войны первых и идейно нейтрализовать или уничтожить вторых. Существует и задача идейного разоружения и деморализации противника.

Готовы ли творцы вписать в закон что-либо подобное во имя правды о победившей стране? Кого они отправят в новый ГУЛАГ? И кого поставят его охранять? Тех, кто инфицировал родину СПИДом либерализма и антикоммунизма, следствием чего является чудовищная деградация и развал во всех областях? Тех, кто двадцать лет уничтожал народную волю и способность к обороне, отсекал народ от национальных культурных и нравственных констант? Тех, кто делом жизни сделал откапывать и отпевать то лжемощи, то лжегероев, славить Колчака, но взрывать памятники Ленину и Сталину? Или тех, кто не верит Суркову и Исаеву и будет отстаивать правду о социальной, национальной, экономической, внешней и пр. политике, обеспечившей максимальную при тех условиях социальную справедливость? Тех, кто великую правду видит в том, что народ в войне защищал не просто Родину, но и свою советскую власть? Ответ очевиден.

Несчастна страна, элите которой не хватает ума даже для самосохранения. Даже для того, чтобы не трогать темы ей самой опасные. Закон «О правде» это не проект «Имя России», где искомый результат получается виртуальной фальсификацией. За Правду нужно драться. И потому, выходит, война идеологий продолжается. Между теми же победителями и теми же побежденными. Это и есть правда.

В.Цветков,г. Киржач.

Категория: Разное | Добавил: STOMA (07.08.2009)
Просмотров: 198 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск публикаций

Друзья сайта

Статистика

Copyright "За правое дело" © 2007Хостинг от uCoz