Вторник, 25.09.2018, 02:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Номера
Политика
Разное

Наш опрос
Интересно ли вам читать нашу газету?
Всего ответов: 377

Начало » Статьи » №17 (693) 08.05-14.05.2009 » Разное

Обещал вернуться живым…

День Победы… Святой и незабываемый праздник для всех нас. Ровно через год, 9 мая 2010 года, мы будем праздновать 65-летие Великой Победы советского народа над фашизмом. Все дальше в прошлое уходит от нас легендарное время Великой Отечественной войны. К сожалению, все меньше остается живых участников и свидетелей тех славных дней. Но нельзя, чтобы подвиги наших отцов, дедов и прадедов стали просто сухими строчками учебников и энциклопедий, в которых в последнее время мало подлинных фактов о войне, зато много откровенно лживых измышлений псевдо-историков и политиканов.

Настоящая правда о подвигах советских людей – в бесхитростных рассказах наших ветеранов – участников сражений, тружеников тыла, детей войны – всех, кто ковал Победу и на фронте и в тылу. Сохранить эти живые воспоминания – вот задача нашего поколения.

«…Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой…». Об одной из таких простых владимирских семей наш рассказ.

Семья Ивана Игнатовича и Анны Борисовны Евдокимовых из деревни Александровка Гусь-Хрустального района была, как сейчас говорят, многодетной. Из девяти рожденных детей выжили и стали взрослыми пятеро. Четверо ребятишек умерли в голодные годы. Остались сыновья Мирон и Борис и три дочери – Мавра, Матрёна и младшая Александра (Шура, как ее звали родные). В годы войны Мирон и Борис сражались на полях Великой Отечественной, а их сестры внесли свой вклад в Победу на трудовом фронте. К сожалению, не сохранилось ни одной их фотографии тех лет: во время пожара погиб скромный семейный архив. Но осталась память…

Когда началась война, Шуре было 12 лет, но она до сих пор в деталях помнит, как в жаркий воскресный полдень 22 июня 1941 года, возвращаясь с мамой из леса, где собирали землянику, услышала от односельчан страшную весть о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. Война! Никто тогда не знал, что продлится она долгих 1418 дней… Верили: «Враг будет разбит! Победа будет за нами!».

Мужчины и юноши, все, кто мог держать в руках оружие, уходили на фронт.

– Помню, как мы их провожали – молодых и здоровых, а потом были похоронки и возвращение домой инвалидов. Многие из ушедших пропали без вести, – вспоминает Александра Ивановна. – Отправился воевать мой старший брат Мирон. Он 1909 года рождения, и когда уходил на фронт, имел уже троих детей. Родные получили от Мирона одно-единственное письмо – со сборного пункта в Юрьев-Польском. В нем он писал, что уезжает на фронт. И все… До конца войны – ни единой весточки.

Только поздней осенью 1945 года, вернувшись домой с тяжелой работы на лесоповале, где она трудилась с сестрой Матреной, узнала 16-летняя Александра от матери радостную весть: Мирон вернулся домой, как «с того света»...

Вернулся Мирон с войны контуженным, плохо слышал. Родным рассказал только, что все это время был в плену у немцев, но никаких подробностей вспоминать не хотел, как ни упрашивала его младшая сестренка. «Это был страшный ад», – только и сказал он.

Подробности стали известны спустя четыре года после смерти Мирона, случившейся по странному совпадению в день начала Великой Отечественной войны – 22 июня 1970 года. Об этом рассказал однополчанин и друг Мирона Е.И.Гуськов, находившийся рядом с ним в годы плена.

– В первом бою под Смоленском их часть так разбомбили, что все бойцы оказались под землей, – вспоминает Александра Ивановна рассказ Егора Гуськова. – И фашисты ходили по ним и тыкали штыками. Если тело вздрагивало, то его откапывали и приставляли оглушенных и контуженных друг к другу. Мирону штык пришелся прямо в шею. Всех пленных собрали на обнесенную проволокой поляну, держали под палящим солнцем, без еды и воды, люди ели даже траву. Многие не выдержали нечеловеческих страданий и умерли. Сначала пленных советских бойцов держали в лагере, кормили отбросами, всячески издевались, потом отправили на принудительные работы в Германию.

Трижды Мирон и его товарищи пытались бежать. И трижды их ловили, жутко избивали (брату легкие отбили) и вновь возвращали в этот ад. После третьего побега друзей разлучили. Мирона избили до полусмерти и отправили на работу в шахту, где находились такие же горемыки-пленные из разных стран. Брат был с детства приучен к тяжелому труду, и его все уважали за трудолюбие.

Александра Ивановна вспоминает один из немногих рассказов Мирона о его освобождении из плена:

– Ту территорию освобождали американцы. Кормили оголодавших пленных тушенкой и вели агитационную работу, чтобы после освобождения брат и его товарищи не возвращались домой. Пугали и задабривали, но он, хоть и был тихим и веселым, однажды потерял самообладание. Когда ему сказали «америкашки» (так он их называл), что его, когда он приедет в Россию, сошлют в Сибирь, брат вспылил и послал их так, что переводчик не решился перевести дословно. Сказал лишь: «Русские посылают так, когда им что-то очень не нравится». И больше к нему с такими предложениями не приставали…

После плена их долго проверяли, но Мирон сумел защитить не только себя, но и командиров, с которыми попал в плен и трижды пытался бежать из неволи.

Не менее драматичной оказалась и судьба второго брата Александры Ивановны – Бориса. Он был призван в армию в 1940 году, когда ему было 19 лет. Служил в Грузии, в Кутаиси, там и застала его война. Первый раз был ранен на Северо-Кавказском фронте весной 1942 года. Борис часто писал письма домой, в которых наказывал Шуре хорошо учиться и обещал близким вернуться живым. И вот однажды, в ноябре 1942 года, мать получила письмо от Бориса из госпиталя, что он здоров и снова уходит на фронт. А Шуре буквально на следующий день передали похоронку из военкомата, где сообщалось, что гвардии ефрейтор Б.И. Евдокимов геройски погиб, защищая Родину. И указана дата гибели. Та же, что и на последнем письме брата.

– Предстояло самое трагическое: как сообщить матери это страшное известие? – вспоминает Александра Ивановна. – Ведь мы с ней только что отправили письмо Борису. Села я за стол, тайком от матери стала сверять даты на письме и похоронке, чтобы понять, как это получилось, что датированы они одним днем? Тут мама вошла в дом, выхватила из моих рук хрустящий лист похоронки и рыдающим голосом спросила: «Говори, на какого сына»? Сама она прочесть не могла – была неграмотна. Плача ответила: «Борис…». Больше 60 лет прошло, но память все еще ярко рисует картину, как мать от горя рвала на себе волосы…

Собрались тогда все наши деревенские и родня из соседней деревни. Горевали, судили, как же так: даты в письме и в похоронке одни и те же? Сошлись на одном мнении – на фронте может быть всякое. Решили помянуть. Назначили сороковины и пригласили гостей…

Но, к счастью, до поминок дело не дошло. В самый день сороковин в семью Евдокимовых неожиданно пришло радостное известие: Борис жив! Родные получили от него письмо. Брат сообщал, что учится на младших офицерских курсах в Арзамасе. До сих пор помнит Александра Ивановна, как шесть километров бежала прямо по лужам – как на крыльях летела – домой, чтобы прочесть то письмо, убедиться, что жив ее любимый брат. А после весенне-полевых работ Шура вместе с сестрой Маврой из Гусь-Хрустального района на перекладных добирались до Арзамаса, чтобы навестить Бориса на курсах. Ехали в теплушках, тайком пробирались даже в воинские эшелоны, перевозившие технику с фронта. Так и приехали в Муром, спрятавшись в разбитом танке. Солдаты, охранявшие эшелоны, обнаруживали и высаживали сестер, но узнав, куда они едут, даже советовали, на какой станции лучше сойти.

На курсах в учебной части их встретили приветливо, помогли устроиться на квартиру. Повидались сестры с братом, передали скромные гостинцы от родных, порадовались, как окреп и возмужал Борис. «Это было все, как во сне», – вспоминает Александра Ивановна. Но закончить офицерские курсы Борису не удалось: отозвали на фронт, выгонять фашистов с Кавказа. Весной 1943 года, после третьего ранения, Борис Евдокимов вернулся домой.

А откуда же взялась похоронка? О том, как это могло случиться, Александра Ивановна узнала от брата только спустя много лет, уже будучи на пенсии:

– Шел бой около города Грозного. Получив задание соединиться с соседней частью, бойцы стали перебегать в ее расположение по траншеям, пригибаясь под обстрелом. В конце пути Бориса ранило. Медсестра, которая доставляла его в полевой госпиталь, была из соседней части и по какой-то причине не смогла сообщить, что Борис жив. В части, не имея известий, сочли его погибшим. И пошла домой похоронка… Но есть в народе такая примета: кого раньше времени похоронили, тот будет жить долго. Так оно и вышло…

Многое еще может рассказать Александра Ивановна. Какие тяготы испытала на трудовом фронте, где она совсем молоденькой девушкой работала на лесоповале. Как теряли женщины здоровье на этих работах. Как умирали от тяжкого труда и болезней уцелевшие в боях мужчины-фронтовики. После войны побывала она на целине, потом была секретарем комсомольской организации. 50 лет назад вступила в Коммунистическую партию и, уже будучи на пенсии, возглавила партийную организацию микрорайона. До сих пор поддерживает Александра Ивановна коммунистов и словом, и делом, с гордостью показывает благодарности от Г.А.Зюганова.

В эти светлые майские дни Александре Ивановне Евдокимовой исполнилось 80 лет. С юбилеем Вас, уважаемая Александра Ивановна! Крепкого здоровья, душевной бодрости и благополучия желаем Вам на долгие годы!

К.ОРЛОВА.

 

Категория: Разное | Добавил: STOMA (09.08.2009)
Просмотров: 159 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск публикаций

Друзья сайта

Статистика

Copyright "За правое дело" © 2007Хостинг от uCoz