Вторник, 25.09.2018, 19:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Номера
Статьи

Наш опрос
Интересно ли вам читать нашу газету?
Всего ответов: 377

Начало » Статьи » №44 (975) 21.11-27.11.2014 » Статьи

Церковь и государство, или Роман с властью

Вопрос о взаимоотношениях церкви и государства и об отношении коммунистов к церкви – очень важный и идеологически сложный. Долгое время мы старались его не касаться, боясь растерять избирателей. Однако в последнее время вмешательство духовенства в светские дела становится все агрессивнее. В этом месяце президент подписал закон, который позволяет тратить бюджетные деньги на восстановление церковных сооружений. Так происходит слияние церкви и государства.

В этой статье мы попытались рассмотреть, как в истории России РПЦ взаимодействовала с властью и почему после революции народ так просто открестился от них обоих. Сразу оговоримся, что мы разделяем РПЦ как институт и веру. Религиозные чувства каждого гражданина мы уважаем и не собираемся их оскорблять.

Искра революции, оплот реакции

Удивительная вещь – история. На ее протяжении одни формы и явления могут переходить в свою противоположность. Так и церковь в разные века и эпохи играла различную роль. Христианство изначально возникло как революционное движение. Это была вера угнетенных крестьян и рабочих, которые восставали против порабощения. Однако со временем, когда церковь достигла своего могущества, этот институт власть имущие стали использовать как инструмент влияния на сознание народа для его усмирения, устранения «ереси» и проведения своей политики. 

Долгое время церковь и церковные чины решали судьбы государств, регламентировали отношения в обществе, устанавливали пределы в науке, культуре и образовании. И если в Средние века церковь стала чуть ли не единственным хранителем культуры, то впоследствии она начала мешать развитию государства и общества. Тогда была проведена секуляризация, и Европа в эпоху Возрождения (а при Петре I – и Россия) увидела расцвет культуры и грандиозный скачок науки. 

Сегодня на Западе церковь играет гораздо меньшую роль, чем раньше. Религия там является частью распорядка жизни людей, она устанавливает определенные нормы и идеалы, которые хорошо вписываются в сознание граждан и государственную идеологию. Так, англиканская церковь в США проповедует богоизбранность американского народа. Америка представляется им землей обетованной, а ее население – народом, предназначенным Господом для великой миссии. Эта идеология просматривается и в культуре, и в поведении, и в политике США.

Царизм как проклятие

Взаимоотношения русской церкви и власти были более драматичными. В царское время церковь практически слилась с государством и режимом. Духовники занимались образованием, медициной, влезали в государственные дела, но главное – церковь была самым крупным собственником. Десятина, оброк, крепостные, большое количество зданий, земель (23 млн десятин земли, как пишет историк М.Н. Никольский в книге «История русской церкви»), золота – все это находилось во владении церкви. Петр I свел РПЦ до уровня министерства (Синода) и даже переплавил колокола на пушки, однако после его смерти многие права церкви были восстановлены. 

Символом взаимоотношений власти и церкви стала формула монархистов «Православие, самодержавие, народность». В ответ на поддержку власти государство снабжало РПЦ деньгами: если в 1846 году на содержание духовенства отпускалось из казны 415 тыс. рублей, то в 1914 году – уже 53 млн и еще 17 млн со счетов разных ведомств. К этому можно прибавить приблизительно 80 млн рублей разнообразных «пожертвований» прихожан.
Отношение же самого народа к церкви было неоднозначное, что отражается в фольклоре. В былинах богатыри поклоняются природе, а не Богу (победить язычество церковь не смогла). Начиная с XVII века появляются сатирические повести, в которых высмеиваются религиозные обряды и поведение духовников (например, «Служба кабаку, или Праздник кабацких ярыжек»), а также пословицы («Весы – не попова душа, не обманут», «Дни попа в молитве, а ночи в кабаках», «За деньги и ленивый поп молебен пропоет», «Мало в попы идет за Иисуса, все больше – из-за хлеба куса», «Мужик плачет, а поп пляшет» и т.д.), затем «любовь» к попам и церкви «воспел» Пушкин («Сказка о попе и его работнике Балде» или эпиграмма «Мы добрых граждан позабавим / И у позорного столпа / Кишкой последнего попа / Последнего царя удавим»), Некрасов, Толстой в романе «Воскресенье» и т.д. В то же время по отношению к Богу у русского народа есть множество положительных пословиц, что говорит о духовности нашего народа, с одной стороны, и о лицемерии попов и церкви – с другой.

То, что произошло во время революции и после нее, показало истинное отношение народа к церкви. Действительно, распрямившийся и вставший с колен русский народ, веками угнетаемый самодержавной властью, которую поддерживала церковь, стал сметать и то, и другое. Причины этого описал Александр Блок в статье «Интеллигенция и революция»: «Почему дырявят древний собор? Потому что сто лет здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой». Церковь, которая перестала быть домом Бога, как оплот царской власти народу стала просто не нужна. Не произошло никакой трагедии. Народ не стал безбожным, потому что сами попы лишили церковь всякого внутреннего содержания. И впоследствии пустующие, десакрализованные по вине духовенства здания церкви стали использоваться как склады, жилые помещения, училища, кинотеатры, дома культуры. Лишь малая часть церквей была снесена – те, что не имели художественной и исторической ценности. Мало кто знает, что одним из первых декретов большевиков стал декрет о сохранении культурных ценностей. И поэтому, когда Каганович представил Сталину проект реконструкции Красной площади и предложил перенести Храм Василия Блаженного, Сталин резко ответил: «Поставь Храм на место».

Отделили и забыли

С советской властью у РПЦ дела не заладились с самого начала. До революции церковь была оплотом реакции и монархизма. Московский митрополит Филарет одобрял право властей подвергать крестьян телесным наказаниям еще во время реформы 1861 года. В 1890-х годах в связи с подъемом рабочего движения в семинариях и в духовных академиях был введен учебный предмет – «Обличение социализма». Во время революции 1905 г. церковь приняла активное участие в формировании «Союза русского народа» – организации, составленной из мелких торговцев, дворников и люмпенов. Известен эпизод 1905 года, когда члены «союза» с благословения томского архиепископа пытались сжечь революционно настроенных рабочих. Не правда ли напоминает сегодняшние лозунги «Православие или смерть» Русского имперского движения? 

Кроме того, в царское время попы стояли барьером на пути развития культуры, яростно сопротивлялись открытию «Славяно-латинской академии», травили Ломоносова, громили Казанский университет, запрещали сочинения Дарвина, отлучили от церкви Льва Толстого и т.д. В уголовных уложениях и уставах были предусмотрены наказания за непочтительное отношение к церкви. При этом русскую историю попы представляли как историю просвещения варварского славянского народа – так же, как и сегодня патриарх Кирилл Гундяев говорит о славянах: «Кто такие были славяне? Это варвары… Это люди второго сорта, это почти звери». Между тем ученые уже доказали, что славянская культура имеет гораздо более древнюю историю и не начинается с крещения Руси или призвания варягов. Об этом свидетельствуют хотя бы раскопки в Триполье, где находят остатки городов, основанных три тысячелетия до н.э. Не случайно скандинавы называли славян «гардариками» – «страной городов».

Разумеется, с подобным влиянием церкви и религии боролись большевики. Ленин еще в работе «Социализм и религия» объяснил: «Религия есть один из видов духовного гнета, лежащего везде и повсюду на народных массах, задавленных вечной работой на других, нуждою и одиночеством. Того, кто всю жизнь работает и нуждается, религия учит смирению и терпению в земной жизни, утешая надеждой на небесную награду. А тех, кто живет чужим трудом, религия учит благотворительности в земной жизни, предлагая им очень дешевое оправдание для всего их эксплуататорского существования и продавая по сходной цене билеты на небесное благополучие. Религия есть опиум народа. Религия – род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь». 

Ленин предлагает очень простой выход: «Религия должна быть объявлена частным делом. Всякий должен быть совершенно свободен исповедовать какую угодно религию или не признавать никакой религии, т.е. быть атеистом, каковым и бывает обыкновенно всякий социалист. Никакие различия между гражданами в их правах в зависимости от религиозных верований совершенно не допустимы. Не должно быть никакой выдачи государственной церкви, никакой выдачи государственных сумм церковным и религиозным обществам, которые должны стать совершенно свободными, независимыми от власти союзами граждан-единомышленников. Полное отделение церкви от государства – вот то требование, которое предъявляет социалистический пролетариат к современному государству и современной церкви». 

Компартия по-прежнему выступает за полное отделение церкви от государства.

Другими словами, государство отстранило церковь от кормушки, дало право гражданам самим выбирать религию, либо быть атеистами, и оставило за собой право формировать собственную идеологию, отличную от церковной. И действительно, государство вело антирелигиозную пропаганду и развенчивало предрассудки, которые ограничивали свободу познания, свободу творчества и научной деятельности. Тем не менее это не помешало Ленину венчаться с Крупской в церкви, а РПЦ – молиться об упокоении его души после смерти. В газете «Известия» № 20 от 25 января 1924 года было напечатано заявление Священного Синода: «Священный Синод РПЦ выражает искреннее сожаление по случаю смерти великого освободителя нашего народа из царства великого насилия и гнета на пути полной свободы и самоустроения… Вечная память и вечный покой твоей многострадальной, доброй и христианской душе». А в газете «Вечерняя Москва» от 25 января 1924 года патриарх Тихон писал: «Владимир Ильич Ленин не отлучен от православной церкви высшей церковной властью, и потому всякий верующий имеет право и возможность поминать его. Идейно мы с В.И. Лениным, конечно, расходились, но я имею сведения о нем как о человеке добрейшей и поистине христианской души».

То же самое касается и Сталина. Существуют многочисленные свидетельства, что вождь крестился, а современники вождя вспоминают случай: Сталин в Кремле вручал награду военному хирургу, который после Первой мировой стал священником, а во время Великой Отечественной лечил раненых в партизанском отряде. Сталин поинтересовался, что тот намерен делать после войны. Узнав, что вернуться в приход, заметил: «Какого хирурга мы потеряли в Вашем лице». «А какого пастыря потеряла в Вашем лице Церковь», – ответил священник-хирург. После смерти Сталина патриарх Алексий I писал: «Кончину И.В. Сталина с глубокой скорбью переживает вся Русская Православная церковь. Много доброго и полезного, благодаря его высокому авторитету, сделано для нашей Церкви нашим Правительством».

Продолжение следует…
Сергей Пономарев

Категория: Статьи | Добавил: Igrok0312 (24.11.2014)
Просмотров: 43 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск публикаций

Друзья сайта

Статистика

Copyright "За правое дело" © 2007Хостинг от uCoz