Воскресенье, 23.09.2018, 16:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Номера
Статьи

Наш опрос
Интересно ли вам читать нашу газету?
Всего ответов: 377

Начало » Статьи » №45 (976) 28.11-04.12.2014 » Статьи

Церковь и государство, или Роман с властью

На прошлой неделе мы опубликовали первую часть исследования взаимоотношений церкви и государства, в которой говорилось о роли РПЦ в истории России и о позиции большевиков относительно религии. Во второй части мы попробуем разобраться в вопросе о т.н. «репрессиях» против священнослужителей и о месте церкви в современном обществе. Еще раз заметим, что мы говорим о церкви как институте и отделяем ее от понятия «вера». Религиозные чувства граждан мы уважаем и не собираемся их оскорблять.

Суд общества или кара Господня?

Сегодня коммунистов часто обвиняют в репрессиях по отношению к священнослужителям. Доходит до того, что даже видные церковники, такие как Всеволод Чаплин, заявляют: «Нравственное дело, достойное поведения христианина, было уничтожить как можно больше большевиков, чтобы отстоять вещи, которые для христианина являются святыми, и свергнуть большевистскую власть». Попу невдомек, что церкви и сами священники «святыми» (как мы в этом убедились в прошлый раз) для русского народа не были. Что же касается репрессий, то этот вопрос требует отдельного обсуждения. 

Никто почему-то не задумывается, с чего вдруг начался жесткий конфликт РПЦ и новой власти. Теперь никто не вспоминает тот факт, что в Гражданскую войну руководство РПЦ поддерживало врагов советской власти. «На войне как на войне» – и к тем, кто боролся против «красных», относились соответствующе.

Далее стали происходить еще более странные вещи. В 1921 году в Поволжье был неурожай, и советское правительство решило закупить хлеб за границей. Для этого нужно было золото, которого не хватало. Тогда большевики попросили церковь поделиться своими запасами. Писатель Н.К. Чуковский в книге «Литературные воспоминания» (М., 1989, с. 154) пишет: «Патриарх Тихон, глава церкви, человек, настроенный белогвардейски, воспротивился этому. По его указанию священники и монахи стали прятать церковные ценности от властей. Большинство верующих не поддержало его. Среди петроградских рабочих в те времена было еще очень много верующих, и отказ церковников помочь голодающим возмутил их». 

Что бы сделал рабочий, у которого дома сидят голодные жена и дети, а какой-то поп прячет не нужное ему золото, продав которое, можно было бы накормить нуждающихся? Отнял бы золото силой. Именно так и поступило советское правительство. Те, кто отказался подчиниться закону, были арестованы. Но эти законные действия советской власти попы называют «гонениями на церковь», хотя ни в первом, ни во втором случае «репрессий по религиозному признаку» и не было.

Больше в СССР «столкновений» интересов церкви и государства не было. Уже в 20-е годы РПЦ проводила крестные ходы. «Безбожная пятилетка» начала 30-х не была официальной программой государства и относилась лишь к деятельности «Союза воинствующих безбожников». Да и проводилась она так «хорошо», что по итогам переписи 1937 года треть горожан и две трети сельчан объявили себя верующими. Уже в годы Великой Отечественной РПЦ вновь возглавил патриарх, а в послевоенные годы отношения церкви и советской власти вышли на новый уровень. Как пишет митрополит Петербургский и Ладожский Иоанн: «В несколько лет на территории СССР… были открыты тысячи храмов, а количество православных общин доведено до 22 тысяч!». Неудивительно, что патриарх Алексий Первый в 1947 году заявил, что руководство страны ведет нашу Родину «по издревле священному пути».

После смерти вождя и вплоть до разрушения Союза отношения церкви и государства были взаимно благосклонными. РПЦ «вписалась» в государственную машину и стала ее дополнением, но только для тех, кто действительно был верующим. Православный писатель Михаил Антонов, к примеру, утверждает, что советское время было лучшим периодом для РПЦ. С одной стороны, она стала действительно народной церковью, с другой – очистилась от фарисеев.

Благословение совравшим

К сожалению, вместо объективной оценки советской истории гражданам преподносят субъективные обвинения в адрес большевиков, основанные на фальшивках. Так, в 2008 году на телешоу «Имя Россия» будущий патриарх Кирилл Гундяев зачитал некий документ, именуемый «Указание ВЦИК и Совнаркома» за подписями председателя ВЦИК М.И. Калинина и председателя СНК В.И. Ленина от 1 мая 1919 г. № 13666/2, адресованное председателю ВЧК Ф.Э. Дзержинскому. В нем говорилось: «Необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше».

Это «указание» – фальшивка, состряпанная в 90-е. Об этом говорит множество фактов, начиная с логических несуразиц: как, например, можно «покончить с попами» «повсеместно» (т.е. полностью их уничтожить) и при этом расстреливать их «как можно больше»? Кроме того, в СССР не существовало документов с названием «Указание». ВЦИК и Совнарком издавали только постановления и декреты, которым порядковых номеров не присваивалось. Однако это «указание» пронумеровано, причем числом, сложенным из двух «дьявольских» цифирь – 13 и 666. Неслучаен и выбор даты выхода документа – 1 Мая, День международной солидарности трудящихся. И, конечно, такой документ не известен историкам, никогда не публиковался и в архивах не выявлен.

На самом деле после Великого Октября все церкви были переданы в бессрочное пользование общин верующих, причем даже решения местных властей об их произвольном закрытии отменялись. Так, в апреле 1919 года курские железнодорожники выступили решительно «против закрытия церкви» при городской станции (о чем свидетельствует разъяснение VIII отдела Наркомюста от 23 апреля 1919 года). Вряд ли можно представить, чтобы спустя неделю еще неокрепшая советская власть приняла решение, которое бы подорвало ее авторитет в рабочей среде. Даже Ленин призывал: «Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения». (из Речи на I Всероссийском съезде работниц 19 ноября 1918 года, ПСС, т. 37, с.186)

А в Программе РКП (б), утвержденной на VIII съезде партии в 1919 году, было прописано: «Избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма». Представить, что Ленин пошел против решения партии, невозможно. Так что подобные заявления попов, основанные на фальшивках, лишь подрывают доверие и уважение к ним самим.

Либеральные словоблудцы

Взаимоотношения церкви и государства изменились в 90-е годы. РПЦ, обеспечив новую власть поддержкой, стала наращивать свое влияние и имущество. Люди, которым, кроме Бога, надеяться было больше не на что, интуитивно потянулись в храмы. Постепенно религия стала модной, ритуальной, обыденной. Детей крестили «потому что так надо», венчались «потому что модно». Церковь вновь стала заниматься бизнесом, оказывать платные услуги, что вряд ли имеет хоть какое-то отношение к истинной вере.

Церковь снова полезла в образование, пролоббировала введение «Основ православной культуры» и переписывает сказки Пушкина. РПЦ протаскивает строительство еще большего количества церквей, причем теперь они будут возводиться за счет бюджета. Церковь переписывает историю, лезет в юридические дела и в политику: попы в открытую агитируют за Путина, собираются создать православную партию, дабы доносить «голос Бога в политике», в итоге политика пришла в церковь. РПЦ делает все, чтобы религия не была «частным делом»

И все бы это было не так страшно, если бы священники не транслировали пагубную, антисоветскую идеологию. Антикоммунизмом заражены многие попы. Тот же Всеволод Чаплин неоднократно призывал сжечь все книги Ленина и проверить его труды на экстремизм. Вторил ему и другой известный протоиерей – Димитрий Смирнов: с его точки зрения, Ленин был «еще больший злодей, чем Гитлер», поскольку «Гитлер к своему народу относился гораздо лучше. Гитлер демагог, а Ленин – бессовестный, откровенный циник и злодей». В других своих выступлениях Смирнов называл большевиков обманщиками (недавно эту мысль повторил Путин), обличал «безбожное коммунистическое воспитание» и оправдывал «белых».

– Главная причина победы большевиков в Гражданской войне заключается в подлости руководства и его абсолютной ненависти к России, – как-то заявил он. 

Оказывается, большевики и заградотряды придумали, и заложников брали, и газами людей травили, были «самые беспардонные и бесчестные», в отличие от «белых», но почему-то население выступило за них. Попы, которые исповедуют эту версию истории, не только далеки от истины, но и все больше отдаляются от народа.

Марксисты или «безбожники»?

Сегодня церковь вновь стала опорой режиму, а храмы, как и до революции, лишаются своей духовной ценности. Они превратились в пункты политагитации и торговые точки. Все это должно оскорблять не только религиозные чувства верующих, но и веру как таковую. Это может привести к тем же последствиям, что и после революции, когда народ отказался не от веры, а от посредника, который плохо исполнял свою роль. В этом заключалась одна из причин ослабления влияния церкви после революции.

Другая причина состояла в том, что для русского народа религия являлась, с одной стороны, выражением моральных норм, а с другой – оплотом соборности, народности. Большевики же нашли новую основу нравственности, причем перевели ее на классовый уровень. Моральные нормы вылились в «Кодекс строителя коммунизма», а их носителем стал коллектив, все общество. Большевики объяснили, что мораль диктует тот класс, который стоит у власти. Сегодня, например, правит класс олигархов – и поэтому в обществе пропагандируются ценности успеха любой ценой, сиюминутного хапка, гедонизма, индивидуализма, космополитизма и т.д. Церквей становится все больше, а общество скатывается в пропасть. В советское время церквей было меньше, но мораль была на высочайшем уровне, т.к. у власти стоял рабочий класс, который пропагандировал ценности коллективизма, уважения к труду, взаимовыручки, любви к своей Родине, братства народов. 

Большевики нашли и другой оплот коллективизма – им стали Советы, крестьянская община, профсоюзы и другие формы коллективного самоуправления. Именно поэтому власть поддерживала создание массовых общественных организаций, коллективных хозяйств и подчеркивала единство народов СССР в деле строительства коммунизма. В результате ни церковь, ни религия стали не нужны. Осталась только вера, но и вера в Бога для многих членов общества была заменена на более гуманистическую веру – в Человека, его способности, в возможность его развития и совершенствования.

Каковы могут быть отношения церкви и новой власти, власти народа, которая поведет страну по пути социализма? Очевидно, что религия должна вновь стать частным делом, а церковь – отделена от государства. Так будет лучше и для граждан, и для власти, которая не будет чувствовать себя богоизбранной, и для самой церкви, которая очистится от фарисеев. Будем надеяться, что хотя бы часть духовенства поможет в становлении народной власти.

Сергей Пономарев

 

Категория: Статьи | Добавил: Igrok0312 (01.12.2014)
Просмотров: 30 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск публикаций

Друзья сайта

Статистика

Copyright "За правое дело" © 2007Хостинг от uCoz