Пятница, 21.09.2018, 12:36
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Номера
Статьи

Наш опрос
Интересно ли вам читать нашу газету?
Всего ответов: 377

Начало » Статьи » №08 (787) 04.03-10.03.2011 » Статьи

Как живешь, село?
Жить в сельской местности сегодня становится практически невозможно. Да и остались здесь только те, кому деваться больше некуда. Разрушение сельского хозяйства привело к тому, что для местного населения работы нет, и на заработки приходится ездить в соседние города. Огромное количество ФАПов позакрывалось, а те, что еще работают, не имеют права продавать лекарства населению. За лекарствами приходится ездить в города, автобусное сообщение плохое, порой такие поездки занимают целый день. Районные больницы тоже находятся в ужасающем состоянии. Сельским детям вообще не позавидуешь. Близлежащие школы из-за новых медвежьих законов закрыты, чтобы получить образование, малышам приходится ездить за много километров на автобусах, техническое состояние большинства из которых тоже под большим вопросом. А уж о дополнительном образовании и речи нет. Возможности посещать творческие и спортивные кружки, секции у сельских детей практически нет. А постоянные проблемы с электро- и водоснабжением вообще напрочь убивают желание жить на селе. Самое ужасное – то, что эти проблемы правящее большинство не волнует. А программа коммунистов по возрождению села не находит поддержки у партии власти. Понятно, почему селяне с такой тоской вспоминают советские годы – тогда у них все было хорошо.

Кризис российского села
Из окна любого вида транспорта в любом регионе страны невольно приходится лицезреть последствия разрушительной реформы сельского хозяйства. Бывшие в советское время показательными молочные фермы с многотысячным поголовьем породистого скота зияют пустыми глазницами окон, словно после разрушительной войны. Некогда колосившиеся поля с системами орошения заросли кустарником и чертополохом. На территориях бывших МТС (машино-тракторных станций) груды ржавеющего металлолома, в очертаниях которых смутно угадываются остовы тракторов и комбайнов.
В 27 раз сократилось производство тракторов, в 15 раз – зерноуборочных комбайнов, в 14 раз кормоуборочных комбайнов. Производство сельхозтехники переведено на штучное изготовление. Для того чтобы купить комбайн, селянину необходимо сдать потребителям 900 тонн мяса. А оно само по себе не произрастает. Энергообеспеченность на селе по сравнению с советским периодом снизилась в 2 раза. По этой причине селяне ежегодно несут серьезные потери, исчисляемые в 275 млрд. рублей. Земля деградирует от упрощенных технологий сельхозпроизводства и недостатка удобрений, внесение которых сократилось в 5 раз. Из 15 млн. тонн минеральных удобрений, производимых в стране, на нужды сельского хозяйства отводится только 2 млн. тонн. Производительность труда в России в 15 раз ниже, чем в странах ЕЭС и США. Подготовка кадров для села свернута. Сельское хозяйство финансируется по остаточному принципу.
На нужды села выделяется всего около 1% расходной части федерального бюджета. Потребность финансирования в десятки раз больше. За год производство мяса снизилось с 10,1 до 6,7 млн. тонн, зерна – с 117 млн. тонн до 61 млн. Для закупки продовольствия расходуется 40 млрд. долларов. В советское время по стране успешно работали более 40 совхозов-миллионеров, а сегодня на закупках продовольствия появилось более 40 воров-миллионеров. Село находится в тяжелейшем финансовом положении. Причиной является диспаритет цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию, а также высокие ставки кредитования. Закредитованность села, даже по словам Е. Скрынник, достигла 1 триллиона рублей, хотя в самом деле она намного выше. Только за счет диспаритета цен и кредитования из деревни выкачиваются нуворишами миллиардные барыши, а крестьян обрекают на разорение.
Закупочные цены на продукцию сельского хозяйства падают, в марте они снижаются (на молоко) еще на 80 копеек. При цене солярки в 27 рублей за литр продавать по самой высокой цене молоко высшего сорта за 17 рублей за литр просто разорительно.
Деревенские
зарисовки
Российское село сегодня в большинстве своем представляет собой заросшие сорняком до крыш домики сельских жителей. В некоторых домах в окнах вместо стекла вставлены куски фанеры, картона или пленки, так как в селе нет магазина и стекло купить негде. В село раз в месяц приезжает автолавка, которая регулярно привозит селянам паленую водку. Дороги, построенные 30 лет назад, разбиты. Автобусное сообщение с городом практически отсутствует. Водопровод не работает, зимой снег топят, летом собирают дождевую воду. Медпункта нет, флюорографию последний раз делали более 30 лет назад. В районную больницу к врачу обращаются только тогда, когда уже впору помирать. Отсюда и туберкулез, и онкология, и сердечно-сосудистые заболевания, как результат – вымирание целых деревень. Школы закрываются, детишек надо возить учиться за 20 километров. Количество средних школ за последние года сократилось на 50% и этот процесс набирает обороты. Сегодня средний возраст механизатора – старше 50 лет. При такой политике государства через 10 лет профессию сельского механизатора можно будет заносить в «красную книгу». За 20 лет реформ на селе практически разрушена социально-гуманитарная (культурная) сфера. А она же была на селе! За 20 лет российское село переместилось из XXI века даже не в XIX век, а в век XVII. В России село живет хуже, чем, например, в Иране. Немецкий еженедельник «Шпигель» о российском селе: «На полпути от Москвы до Петербурга в селе «Будущее» погружаешься в XIX век. Пьянство, отсталость, депопуляция, как и везде в огромной России идет борьба за выживание».
Деревня умирает,
гнев ее растет
На селе царят нищета и безработица. Средняя заработная плата в отрасли составляет меньше 50% к среднероссийскому уровню. Село вымирает. С лица земли исчезло 30 тысяч сельских поселений. Из 117 тысяч сохранившихся деревень в 20 тысячах проживают по 8 и менее человек. Продолжается разрушение инфраструктуры села. В настоящее время по сравнению с допутинским периодом в 2 раза сократилось число детских дошкольных учреждений, участковых больниц, фельдшерских пунктов, в 6 раз уменьшилось количество клубов и домов культуры. Отсюда проблема не только медицинского обслуживания, но и использования свободного времени, особенно молодежью. Результатом такой политики стали пьянство, наркомания, рост миграции молодежи. Закрываются школы, педагоги, медработники, культпросветработники покидают село. Имевшиеся льготы для сельской интеллигенции по бесплатному обеспечению топливом (дровами), электроэнергией ликвидированы. В селах, которые по плану газификации получают возможность подключиться к газовой трубе, единицы жителей могут позволить себе подключить свой дом к газу. Цена в 100 и более тысяч рублей для них просто недоступна. Я видел, как на «празднике» газификации села люди плакали – не от счастья, а от бессилия, беспомощности. Вот он, газ, а получить его нельзя! Пожилая мать с дочерью всю жизнь копили деньги (на свадьбу дочери), а отдали их за газ. Россия, обеспечивая всю Европу газом, отказывает в этом своим соотечественникам. Наш газ в Белоруссии и Украине, для жителей зарубежья в два раза дешевле, чем для россиян. Вместе с угасанием села в нем же зреют гроздья народного гнева против политики власти, направленной на удушение русской деревни, а значит, и русской культуры, традиций, души русского человека.
Есть мнение
Древняя Владимирская земля поражает своей красотой и величием. Но это величие не по воле владимирцев меркнет. В области 222 сельскохозяйственных предприятия, более 2 тыс. фермерских хозяйств, свыше 500 тысяч семей имеют приусадебные участки. Численность сельского населения – 322,8 тысячи человек, в сельхозпроизводстве занято 9,4 тысячи человек. Площадь сельхозугодий 558,3 тысячи га пашни. Засуха прошлого года уничтожила посевы на площади более 41 тысячи гектар из общего числа засеянных в 127,1 тысячи га. Сельскому хозяйству нанесен ущерб в объеме более 1 миллиарда рублей. Еще одну такую засуху Россия просто не переживет. Темпы разорения села говорят о том, что село погибает и без засухи.
Аграрии говорят: «Или надо дотировать сельское хозяйство, как это делается в Европе, или надо «сливать воду и закрывать краны». Село не может в таких условиях выжить».
– Не идут к нам сейчас сюда, молодежь вообще не идет, только мы, старые, и остались, делится бригадир животноводства ЗАО «Андреевское», 40 лет проработавшая в родном хозяйстве. – Я на пенсию должна была уходить, а теперь, наверное, не пойду – нехватка денег. Село газифицируют, а денег нет. Не будет следующего краткосрочного кредита – хозяйство обанкротится. С ценой на молоко в 12 рублей СПК можно ликвидировать.
– Хозяйство у нас крепкое, – говорит председатель СПК «Шихобаловское» С.Монастырский. – Но кредитов набрали. Потом закупочные цены на молоко снизились, а на зерно, корма, горючее поднялись. Львиная доля доходов уходит на погашение кредитов.
– Нужна закупочная цена на молоко в пределах 20 рублей или субсидии государственные, – считает генеральный директор ЗАО «Андреевское». – По-другому мы развиваться не сможем.
– Я занимаюсь земледелием. Думаю сматывать удочки, – рассказывает фермер из Камешковского района В. Голованов. – За 20 лет крестьянства, кроме горба, ничего не заработал. С работы богатым не станешь, если честно работать. Не пойму только, зачем содержат ФАС? На цены она никакого влияния не имеет. Только и сообщает нам о грядущих повышениях цен на горючее. Нынешние федеральные власти вместо того, чтобы создавать рыночные условия для развития животноводства в стране, стали на путь показушных предприятий-передовиков. Построят молочную ферму на 20-30 голов за счет бюджетных субсидий, вокруг фермы свежевыкрашенными заборами закрывают всю разруху, нищету, отсутствие работы на селе и возят федеральных чиновников, которым показывают и рассказывают о достижениях в животноводстве. Такой показухи не было ни в царское время, ни в СССР. Уровень рентабельности монополистов, наживающихся на гибнущих селах и деревнях, составляет 200-500%, разве они откажутся от таких прибылей в пользу сельхозпроизводителей?
Вывод – село необходимо спасать от полного уничтожения. Необходимо взять эту погибающую отрасль под правительственный постоянный и эффективный контроль (о чем постоянно говорят коммунисты). Это задача века! Судьба села будет зависеть от отношения власти к крестьянину, к его выживанию и спасению. Но программы спасения села, кроме как у КПРФ, ни у кого нет!
В.Васильев.
Категория: Статьи | Добавил: Igrok0312 (04.03.2011)
Просмотров: 227 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск публикаций

Друзья сайта

Статистика

Copyright "За правое дело" © 2007Хостинг от uCoz