Четверг, 23.11.2017, 19:55
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Номера
Статьи

Наш опрос
Интересно ли вам читать нашу газету?
Всего ответов: 374

Начало » Статьи » №38 (919) 04.10-10.10.2013 » Статьи

Казематы совести
Кому-то – слуги и хоромы, кому-то – «лагерная пыль»

Есть в России категория граждан, которые неугодны режиму. Неугодны к своему счастью и своему горю. Таких людей либо убивают, как журналиста Анну Политковскую или депутата-коммуниста Виктора Илюхина (в том, что смерть главного обвинителя на военном трибунале, судившем Путина, была насильственной, мало кто сомневается), либо травят в СМИ, пытаются посадить, «заткнуть», стереть в порошок. Последних больше: это и все фигуранты по так называемому «болотному» делу, в том числе молодой коммунист Андрей Белоусов, это посаженные активисты «Левого фронта» (суд над Сергеем Удальцовым и Леонидом Развозжаевым никак не начнется), это депутат Госдумы фракции КПРФ Владимир Бессонов, которого обвиняют в нападении на сотрудника полиции, это русский патриот Леонид Квачков… Перечислять можно еще долго. Угодных режиму «оппозиционеров» власть отпускает, как Навального, при этом держит на поводке. А вот тех, кто имеет свое мнение, ждет иная участь.

Можно ли отнести ко второй категории неугодных режиму девиц из станцевавшей в здании церкви группы «Pussy Riot», вопрос спорный. Настораживает, что вся эта история с панк-молебном пришлась на президентские выборы и так положительно повлияла на рейтинг «консервативного» Путина. Да и постоянная раскрутка скандалисток в СМИ наряду с замалчиванием имен настоящих узников режима наталкивает на мысль, что все это задумывалось специально, как прививка обществу от свободомыслия. Однако откровения из острога осужденной на «двушечку» Надежды Толоконниковой заставляют по-иному взглянуть на происходящее и увидеть, насколько бесчеловечна выстроенная режимом система.
Конечно, тюремная система в России сложилась не сегодня. Нелегкий, антигуманный быт заключенных описывал еще Пушкин, говоря о «каторжных норах», а затем Толстой в романе «Воскресенье». Уже тогда у заключенных не оставалось ничего, кроме собственных цепей, – даже надежды. Повесть Солженицына «Один день Ивана Денисовича» стала для многих откровением. Либерализованная интеллигенция тут же завопила о бесчеловечности советской системы исполнения наказаний. Справедливости ради заметим, что она была далекой от идеала, однако, судя по историческим документам, не такой плохой. Так, согласно директиве замнаркома внутренних дел Чернышева от 17 сентября 1943 г. для заключенных – отличников производства, ударников труда – создавались специальные оздоровительные пункты и команды, где им позволялся 9-часовой сон, 2-часовой послеобеденный отдых, трехразовое питание по спецнормам. Да и зарабатывали зэки не так мало. К примеру, некоторые сидящие в лагерях после войны «власовцы» и «бендеровцы» на шахтах за месяц зарабатывали, перевыполняя план, по 4-13 тысяч в месяц.
В Европе уже давно тюремные камеры напоминают комнаты в наших общежитиях, а сами тюрьмы – комфортабельные российские санатории. Выстроенная же у нас тюремная система, как и в царские времена, ориентирована на то, чтобы сломать человека, превратить его в раба. То, что творится в лагерях и колониях, надежно скрывается за высокими стенами и колючей проволокой. Однако теперь, благодаря письму Толоконниковой из ИК-14 (поселок Парца, Мордовия) мы знаем правду. Девушка не выдержала издевательств и объявила голодовку.
Жизнь в колонии, если это можно назвать жизнью, Толоконникова описывает как сущий ад: «вопиющее бесправие», избиения и унижения. Встают заключенные в 6 утра, работают – по 16-17 часов в день, с 7.30 до 0.30, сон – в лучшем случае четыре часа в день, выходной – раз в полтора месяца. При этом за переработку зэчкам никто не платит, более того, зачастую их работа вообще не оплачивается. Вместо гарантированной Трудовым кодексом зарплаты в 6000 рублей в месяц (отряд шьет по 150 полицейских костюмов в день) осужденные получают максимум по 300-500 рублей, а некоторые, как Толоконникова, – и вовсе по 30 рублей в месяц! Куда деваются остальные выделяемые на зарплату зэкам деньги, догадаться нетрудно.
Избежать рабского труда не удастся. На зоне существуют свои порядки и своя, неформальная система наказаний. К примеру, «сидеть в локалке до отбоя» (запрет на вход в барак – осень, зима ли; во 2-м отряде, отряде инвалидов и пенсионеров, живет женщина, которая за день сидения в локалке отморозила себе руки и ноги так, что пришлось ампутировать одну ногу и пальцы рук), «закрыть гигиену» (запрет подмыться и сходить в туалет), «закрыть пищевую каптерку и чайхану» (запрет есть собственную еду, пить напитки). Иногда, как описывает Толоконникова, «неуспевающих новеньких швей раздевают и голыми заставляют шить». При этом наказывают не каждого по отдельности, а целый отряд. Разумеется, виновника наказания сами осужденные потом «прессуют», а иногда и забивают до смерти.
Санитарно-бытовые условия похожи на те, в которых содержат скот. На всю колонию – одна комната гигиены, в которой все 800 человек моются в тазиках раз в неделю, а то и того реже.
– Когда забивается канализация, из комнат гигиены хлещет моча и летит гроздьями кал. Мы научились самостоятельно прочищать трубы, но хватает ненадолго – она опять засоряется. А троса для прочистки у колонии нет, – пишет Надежда.
Кормят осужденных «черствым хлебом, щедро разбавленным водой молоком, исключительно прогоркшим пшеном и только тухлым картофелем». Но и это зэчки терпят, превращаясь за годы отсидки в бессловесного, послушного раба, недочеловека. Оттого и сами заключенные начинают вести себя, как животные, которые живут одним только инстинктом самосохранения.
Можно, конечно, предположить, что девушка из «Pussy Riot» все выдумывает или искажает действительность, однако все же то, что описано, скорее всего, является горькой истиной. Ведь почти в тех же условиях живут мигранты, которых нелегально как дешевую рабскую силу привозят в Россию. Да и быт простых тружеников, тех, кто живет возле или за чертой бедности, не особо отличается от каторжного. Мы также вынуждены есть гнилье, жить в антисанитарии, работать по 16-18 часов и получать гроши. Нас так же обворовывают и унижают, нас так же считают за быдло и скот, свозят стадом на митинги и выборы, чтобы мы проголосовали, как нужно. Мы так же бесправны и в большинстве своем безмолвны. И пресечь этот порочный круг невозможно. Разве что «мир насилия разрушить до основанья», а затем построить новый мир на основах добра и справедливости, как это сделали наши деды и прадеды.
Евгений Растиньяк
Категория: Статьи | Добавил: Igrok0312 (06.10.2013)
Просмотров: 239 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск публикаций

Друзья сайта

Статистика

Copyright "За правое дело" © 2007Хостинг от uCoz