Четверг, 20.09.2018, 02:01
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Номера
Статьи

Наш опрос
Интересно ли вам читать нашу газету?
Всего ответов: 376

Начало » Статьи » №47 (978) 12.12-18.12.2014 » Статьи

Коммунисты и «ликвидаторы»

Как догматизм убивает коммунистическое движение

В этом номере мы решили продолжить исследование угроз «левому» движению. Кризис постсоветских коммунистических организаций, завершившийся фактическим уничтожением Компартии Украины, показал все изъяны нашей работы. Однако далеко не все «леваки» готовы их признать и, тем более, устранить. Куда легче самозабвенно доказывать, что все хорошо, мы действуем правильно и «наши скоро придут».

Марксизм имени «застоя»

Главный враг современного коммунистического движения – догматизм. Большинство «леваков» соревнуются в формальном знании марксизма, жонглируя цитатами, вырванными из контекста. Показательно, что первые лица почти всех «левых» организаций никогда не выступают с теоретическими статьями по основам научного коммунизма, демонстрируя неспособность к анализу как прошлого, так и настоящего. Для них классики марксизма – это боги, которым надо поклоняться, которые никогда не ошибались, а критика отдельных их высказываний или прогнозов – это кощунство. Поэтому в целях реанимации коммунистического движения на научной основе нет важнее задачи, чем обличение догматизма.

Основная догма большинства «левых» организаций основана на фразе из «Манифеста Коммунистической партии»: «История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов». Из этого «леваки» делают вывод, что борьба классов – это и есть движущая сила развития общества. Для того чтобы разобраться в верности этого утверждения, приведем еще одну цитату:

«Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые, более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества». (К. Маркс, Ф. Энгельс, «Критика политической экономии»)

В основе развития общества лежит стремление человека и общества в целом к более полному удовлетворению своих потребностей. Борьба же классов вызывается тем, что со времен разделения общества на классы его развитие определяется стремлением к более полному удовлетворению своих потребностей не всех членов общества, а только членов господствующего класса. Угнетенный класс рассматривается как инструмент, с помощью которого это достигается. В связи с этим решающее значение для смены формаций классовая борьба приобретает только тогда, когда «разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора».

Нынешние «борцуны», а особенно из числа РКРП, «РОТ-ФРОНТ» и т.д., наотрез отказываются понимать, что цели и тактика борьбы за интересы трудящихся должна напрямую зависеть от степени готовности общества к переходу в новую формацию. Когда же им об этом начинаешь говорить, то в ответ сыплются обвинения в призывах к отказу от борьбы вообще. Эти партии попали в капкан догматизма, и либо они выберутся из него, либо навсегда останутся такими же малочисленными полусектантскими образованиями, без внутренней идеологической борьбы, а значит, и без развития, и со своими никогда не сменяемыми формальными лидерами.

Заметим, что копированием прежней методологии, шаблонностью мышления страдают и некоторые члены компартий. По-видимому, это наследие еще советской эпохи, поскольку коммунистическая теория застыла после смерти Сталина. Стагнация и гибель советского блока произошла во многом из-за этой теоретической отсталости и догматизма, когда идеи превратились в шаблоны, которые не могли дать ответа на современные вызовы. Сегодня коммунистическое движение вынуждено опираться на исторически сложившийся идеологический базис, дорабатывать который мало кто решается. «Леваки» пытаются в истории отыскать готовые рецепты для нынешних событий в духе «давайте поступим как большевики», «давайте сделаем как Ленин» и т.д.

Между тем сами «классики» в ходе своей борьбы нередко ошибались. Во введении к работе К. Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» Энгельс писал: «Ясной картины экономической истории какого-нибудь периода никогда нельзя получить одновременно с самими событиями, ее можно получить лишь задним числом, после того как собран и проверен материал». К сожалению, Маркс и Энгельс не всегда следовали собственным выводам. Так, в 1848 году «классики» были уверены, что «начался великий решительный бой», который может завершиться «лишь окончательной победой пролетариата». Однако позже Энгельс признает, что это были лишь иллюзии: «История показала… что состояние экономического развития европейского континента в то время далеко еще не было настолько зрелым, чтобы устранить капиталистический способ производства». Позже «классики» совершат ту же ошибку в оценке Парижской коммуны. 

Анализируя свои промахи, Энгельс признавал: их причина в том, что выводы «классики» делали исходя из текущего состояния борьбы классов, что противоречит ими же сформулированной формационной теории. Тогда Европа «обладала еще очень большой способностью к расширению» в рамках капиталистического способа производства (который просуществовал до сегодняшнего дня). Переход же из формации в формацию происходит только тогда, когда в этом есть необходимость с позиции экономики, когда данная формация уже не в состоянии обеспечить дальнейшее развитие производственных отношений и когда господствующий класс начинает тормозить развитие производительных сил (а значит, и экономики, как сегодня). Но современные «леваки» даже слышать об этом не желают, тем самым оказывая услугу идеологам антикоммунизма. Догматизм не дает возможности показать ценность наработок «классиками» марксизма. И не надо кивать на антикоммунистов: именно руководителям и идеологам «левых» организаций принадлежит главная заслуга в застое как коммунистической теории, так и коммунистического движения в России.

Пролетариат без диктатуры

Другой изъян в работе «левых» организаций состоит в том, что их идеологи предусматривают ведущую роль в социалистическом обществе именно коммунистической партии. Причем не просто ведущую, что само по себе в социалистическом обществе естественно (как это понимают в КПРФ: партия ведет за собой рабочий класс, организует и просвещает его, но не подменяет его собой). Настоящие коммунисты стремятся вернуть власть народу, а не захватить власть самим, «леваки» же в конечном счете выступают не за диктатуру пролетариата, а за собственную диктатуру в обществе. Как «демократия» сейчас понимается как «власть демократов», так и «коммунизм» «леваки» считают «властью коммунистов».

Как только разговор доходит до этого, «ярые марксисты» тут же забывают про всякий марксизм и про теорию классов. Они не хотят вспоминать, что диктатуру в обществе осуществляют именно классы, которые владеют средствами производства. Партия в этом отношении может быть лишь выразителем воли пролетариата, вершиной класса, однако этого посредника может и не быть (в Новороссии была попытка установить диктатуру пролетариата без компартии во главе). «Леваки» же претендуют на ведущую роль в обществе, причем именно по примеру КПСС. Власть современного пролетариата без них во главе – для них вариант неприемлемый. Они ведь лучше трудящихся знают, как им надо жить. Их не смущает, что в первой конституции РСФСР 1918 года, которую готовил Ленин, даже упоминания о партии не было, что она готовилась как конституция государства именно диктатуры пролетариата, класса, который посредством государства должен владеть собственностью на средства производства и таким путем обеспечивать свою диктатуру. Правда, к власти Советов общество было не готово, поэтому и родилась доктрина диктатуры пролетариата через диктатуру партии, переродившийся актив которой привел в конечном итоге к реставрации капитализма в СССР в полном объеме. В идеале же именно Советы должны были играть роль той самой партии пролетариата, а компартия должна была передать власть народу. Такую реформу намеревался провести Сталин в 1936-1937 годах, однако партийные бюрократы, боявшиеся потерять власть, помешали этому, развязав репрессии. 

Российские «леваки» также жаждут ведущей роли в обществе. Многие из них надеются, что грядущие тяжелые времена бросят народ к их ногам, но практика Украины показывает, что в такое время народ, наоборот, выметает подобные организации, как мусор из своего дома. Именно поэтому, чувствуя свою несостоятельность, опасаясь оказаться не востребованными, эти амбициозные руководители никогда не будут заниматься вопросами самоорганизации трудящихся масс, организацией той самой партии пролетариата. На все подобные призывы они лицемерно отвечают, что их партия – это и есть партия современного рабочего класса.

При этом, когда спрашиваешь этих «борцунов»-радикалов, каким образом они собираются менять власть в стране, те намекают на вооруженное восстание, которое надо готовить тайно. На деле же это выливается в настоящую «гапоновщину»: заманить простой народ под стрельбу ружей и удары дубинок. Зачем это «левакам»? Все по той же причине. «Борцуны», ничего не смысля в самой сути революционного движения, слепо зовут народ на баррикады, принимая любой протест за желаемую «красную» революцию. В результате все заканчивается плачевно, а «леваки» только разводят руками. Впрочем, это их не огорчает, поскольку они сохранили ощущение собственной значимости.

Если же мы обратимся к «классикам» марксизма, то даже они признавали, что многие легальные формы борьбы гораздо эффективнее нелегальных. Настоящая революция произойдет по объективным причинам, и ее нельзя будет запретить никакими законами. Главной же задачей коммунистов в подготовительный период является именно объединение трудящихся масс в широкую массовую организацию. Реальную же работу «леваки» подменяют бюрократией и отчетами, сколько митингов и пикетов они провели, сколько газет раздали и пр. Выходит, что работы много, а результатов ноль. За четверть века такая тактика «борьбы» ни к чему не привела, так не пора ли ее менять? Такие «леваки» борются не за интересы трудящихся, а за собственные интересы. Конечно, они не против, чтобы народ жил хорошо, но при условии, чтобы эту хорошую жизнь он получил именно из их рук.

В заключение хотелось бы обратить внимание на то, что переход от капитализма к коммунизму – это не просто смена очередных формаций, но смена огромных исторических эпох, движение от тысячелетней эпохи государственного управления обществом к эпохе 

безгосударственного управления. Вероятно, переход этот будет достаточно длительным и может преподнести немало сюрпризов, но главное, что каждый этап борьбы, каждое новое явление и форма требуют серьезного анализа и теоретического осмысления. Отсутствие такой проработки привело КПСС к краху. 

Нам, современным коммунистам, необходимо помнить это. Мы не должны забывать главной цели своей работы: мы боремся не за то, чтобы завоевать власть, а за то, чтобы вернуть власть и собственность народу, пусть и посредством прихода к ней компартии. Только проработанная, современная теория в совокупности с эффективной практикой (просвещением и объединением масс трудящихся) принесут результат.

Сергей БОБРОВ

Категория: Статьи | Добавил: Igrok0312 (15.12.2014)
Просмотров: 36 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск публикаций

Друзья сайта

Статистика

Copyright "За правое дело" © 2007Хостинг от uCoz